Точильщик ножей

Появление во дворе точильщика всегда всеми ожидалось с нетерпением. Еще бы, ведь у каждой хозяйки обязательно что-нибудь затупилось. Ножи ли, ножницы, или ножи от мясорубки. Да мало ли что. Поэтому, как только со двора доносилось протяжное: «Ножи, ножницы точить! Старые кастрюли паять!», сразу же со всех сторон, через все двери начинали выбегать и женщины и дети. С ножами, ножницами. Большими, маленькими, всякими. С ведрами, кастрюлями, мисками и кружками.

А точильщик ставил свой точильный станок посреди двора и начинал свою работу. Зрелище было захватывающе интересно. Из-под точильных дисков веером неслись яркие искры. Диски вращались от колеса с шатуном, который крепился к дощечке-подножке. А подножку мерно нажимал точильщик. Вверх — вниз, вверх — вниз. Колесо крутилось, а у него был кожаный приводной ремень, который вращал маленькое колесо, закрепленное на одной оси с точильными дисками. Немудреная механика. Но как здорово у него все получается. Засмотреться можно.


Ножи или ножницы он слегка прижимает к ребру точильного диска и водит лезвие вправо-влево. А потом правит фаску боковой поверхностью этого диска. Там еще какие-то есть. То ли кожаные, то ли тоже абразивные, но более мелкозернистые. Не присматривался. Только видел, как он с одного диска переходил на другой или на третий. Артистично работал.

Если точильщик был одновременно и паяльщиком, то он после точки ножей и ножниц брался за пайку. Для этого у него была специальная горелка или обыкновенный примус. Он разводил огонь и принимался за работу. Сначала тщательно очищал предмет какими-то щеточками. Думаю, что металлическими. Но, кто знает. Может быть, и обыкновенными щетинными, но очень уж жесткими, а в это время на огне нагревался паяльник. На него интереснее было смотреть, чем на чистку посуды. Цвет паяльника менялся с красного, на какой-то ослепительно светлый. Самое чудесное начиналось, когда паяльщик накладывал кусок олова на место спая, когда это олово на глазах таяло и заполняло собой то место, которое требовалось запаять.

Все мы стояли, как завороженные, глядя на мастерскую работу. И не только мы, ребятишки. Рядом стояли и хозяйки посуды и даже просто любопытные мужчины. Всем было интересно посмотреть, как из под рук этого мастера выходила починенная вещь. Любо-дорого смотреть Постепенно очередь уменьшалась, хозяйки возвращались в свои квартиры, а мы продолжали заворожённо смотреть на снопы искр. Какая замечательная профессия! Как хочется повертеть станок или хоть подержать паяльник!


Иногда я видел, как точильщик, стоя у двери магазина, работал. У него на станке между планками были заткнуты самые разные ножи: огромные и широкие, узкие и длинные. И даже топор был воткнут. Это точильщик обслуживал мясной магазин. Только там можно увидеть такое.

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Представители этой специальности ходили по тбилисским дворам с деревянным станком наперевес и нараспев кричали: «Точи-и-и ножи, ножницы-ы-ы…» Заходили внутрь, не спеша снимали с плеч станок и приводили нехитрый механизм в действие. Делалось это простым нажатием ноги на педаль. Точильня медленно заводилась, издавая при этом характерные звуки… Так было раньше. Сегодня точильщики не ходят ни по дворам, ни по улицам. Ведут оседлый образ жизни, обитая в конкретных местах.

Как подарить вторую жизнь

Представителей этой Тифлисской профессии осталось в городе не так много. По словам точильщика, с которым мы проболтали более часа, в Тбилиси их насчитывается около десяти. Клиентура с годами редеет. Ну, разве что, под новый год выстраивается очередь. Народ спешит наточить ножи для разделки с яствами. 


Обычно точильщики ножей и ножниц и всей остальной бытовой утвари, подлежащей затачиванию, обитают на территории рынков. В редких случаях делят помещение с сапожниками в починочных будках. Но в основном, по многолетней традиции, устраиваются на тбилисских базарах — самобытных и колоритных местах города. Шумные, красочные, переполненные — такие, какими их и описывал Андрей Вознесенский. 

Точильня моего героя расположена на одном из тбилисских базаров. 

Точильных аппаратов у него в будке много. И каждый из них собран вручную. Мураз работает на тбилисском базаре уже давно. Как поставил будку с точильными механизмами 23 года назад, так и тянет лямку до сих пор. Уже на подмогу и внук пришел, 17-летний Шако, и на пенсию вроде бы пойти можно. Но Мураз даже мысли не допускает о выходе на покой. Да и с какой стати ему уходить, когда работа у точильного аппарата не требует таких физических затрат, как раньше. Многое изменилось с тех пор, когда точильные устройства носили на плече и приводили в действие нажатием на педали. Теперь, этот аппарат представляет собой уже тяжелую металлическую конструкцию, которую не очень-то поносишь с собой. К тому же, аппараты сегодня работают на электричестве, посему никаких физических усилий прилагать и не нужно.


Мураз на все руки мастер, он и точит, и штукатурит, и аппараты сам собирает. «Вот видите, — говорит Мураз, показывая на устройство с четырьмя точильными камнями, — сам собирал, люблю мастерить».  

Точильные камни делаются из каменной крошки. Для этого используются самые обыкновенные камни, которые дробятся, а потом прессуются в формы. Производятся они на заводах, хотя Мураз говорит, что покупал камни на рынке. 

Пока мы с Муразом мудрствуем о тонкостях ремесла, внук его Шако вовсю орудует у станка. Парень, нужно сказать, справляется с делом не хуже деда, хотя до конца все тонкости, конечно, еще не освоил. Говорит, что в этом году будет готовиться к сдаче экзаменов, но и деду помогать, конечно же, будет.

Муразу нравится его работа. Большей частью из-за того, что за день он общается с массой народа. И те, кто приходят к нему единожды, становятся завсегдатаями его будки.

— А как же современные ножи, которые, как утверждают при покупке продавцы, затачиванию не подлежат?— спрашиваю я. 

— Да ладно вам, точится абсолютно все. Конечно, производителю выгодно, чтобы вы приобретали как можно больше новых товаров. Поэтому, продавая столовые приборы, выгоднее заверить покупателя в том, что вещь ремонту не подлежит, нежели в том, что хороший точильщик подарит ему вторую жизнь. Любой нож можно заточить, даже керамический. Просто его затачивание обходится так дорого, что выгоднее купить новый», — откровенно признается Мураз. 


Секреты мастера

— Не-е-е-т, не буду я вам секретов раскрывать. Секреты должны оставаться секретами, — отвечает мне мой точильщик на просьбу посвятить в тайны ремесла.

В это время к будке подходит мужчина и обращается к Муразу: «Может показаться нелепым, но я все же спрошу — не точите ли вы сверла от дрелей?»

Мураз, улыбаясь, отвечает: «Да, точим, и даже победитовые сверла точим».

Мужик радостно восклицает: «Ну надо же! Вот удача-то! А я махнул уже рукой, думал, что отслужила мне моя дрель. Зайду к вам обязательно».

Вот вам и секрет профессии. Точится на точильном аппарате все, просто нужно определенное умение, заговорщическим шепотом сообщает Мураз.

Точильных дел мастеру  многим приходилось по жизни заниматься. Была у него когда-то в молодости и мечта — выучиться на юриста. Впрочем, озвучив ее, он тут же смущается и, смеясь, добавляет: «Хорошо, что не получилось из меня юриста. Кажись, я бы очень многих пересажал».

Потом, помолчав немного, говорит вроде как уже самому себе: «…Сложное это дело. И по справедливости поступить, и человеком остаться, и совесть чистую иметь. Иногда, следуя юридическому закону, человека нужно наказать, а вот согласно человеческому, сажать не хочется. Думаешь про себя, ты ведь тоже точно так же поступил бы, потому что это по совести».


Мураз пробовал поступить в вуз, когда ему самому было столько, сколько сейчас его внуку. Но не хватило баллов, ему прозрачно намекнули, дай взятку и тебя посадят в институт. Но семья его не шиковала, лишних денег не оказалось, и Мураз похоронил мечту. Хотя, нужно сказать, не сразу. Вначале он подумал, что обязательно подготовится и сдаст на следующий год. Но потом его призвали в армию, и он уехал служить родине в Севастополь. Ну, а когда приехал после службы, вокруг все так завертелось, закрутилось, что давнее желание отодвинулось на задний план. Начал работать в министерстве торговли водителем. Нужно было содержать семью, зарабатывать деньги. 

«Я вас сейчас рассмешу, — говорит мой новый знакомый. — Как-то один начальник попросил помочь ему поднять на четвертый этаж пианино. Инструмент не был антикварным, но тоже прилично весил. Раньше, если нужно было в целости донести до места назначения вещь, поручали именно рабочим езидской национальности. Считалось, что они обладают недюжей силой и могут поднять тяжелые вещи на любой из верхних этажей. И вот пришел я к своим приятелям и объяснил суть. Мы приехали к месту назначения. Сняли инструмент, и ребята говорят, мы сейчас лифтом его поднимем, только ты не вздумай нас выдавать. Начальник этот обещал заплатить при подъеме пианино за каждый этаж. И что вы думаете, они сымитировали подъем вручную и заработали приличную сумму», — смеется Мураз.


После развала Советского союза нужно было как-то выживать, и люди уезжали на заработки. Уехал из Грузии и Мураз. Прожил в России он лет восемь, но опыта ему хватило на всю оставшуюся жизнь. «Я попал туда в период, когда любой из приехавших с Кавказа будто расплачивался за войну в Чечне. Как-никак лицо кавказской национальности. Меня не хватило на все это. Бросил я все и вернулся домой». 

Мураз, подумав, говорит, что не о чем не жалеет. «Знаете, пусть меньше у меня будет денег, но я живу в стране, которую люблю, в городе, в котором мне комфортно. У нас человеку плохо стало, так люди сразу сбегутся, звонят в скорую помощь, сами пытаются помочь…». 

Бросаю напоследок взгляд на будку точильщика. Она, честно говоря, давно  нуждается в ремонте. И краска облупилась на ней, и железо местами съела ржавчина. Я попробовала представить, в какую лавку чудес можно было бы превратить этот скромный ремесленный уголок. Это же не просто лавка на тбилисском базаре, это часть истории и городского колорита. Мураз на мои мысли улыбается и говорит: «О чем вы говорите, нам ведь не жить приходится, а выживать. А в таких условиях, раскошеливаться на ремонт будки или модернизацию даже в голову не приходит…»


sputnik-georgia.ru

3 Май, 2012 Эльвира

 

 

Древнее ремесло – точильщик ножей и ножниц » El Molèta»

 

Раньше ножи и ножницы стоили  дорого и были в домах ценными вещами. В семьях не было сервизов и столовых приборов на 6 или 12 человек, как сейчас. В деревенских домах зачастую единственный нож передавали во время еды по кругу и им пользовались все, сидящие за столом с ложками и вилками. Ножницы были имуществом матери семейства и часто получены по наследству. Даже и речи не могло быть о том, чтобы дети их использовали для резки бумаги или ниток, изготовляя кукол для игры. Ножницы использовали только для шитья постельного или столового белья, штопки и залатывания дыр, и иногда для разделки кур. Когда ножи и ножницы затуплялись и больше не резали, не было возможности и средств приобрести новые и оставалось ждать, когда в деревню забредёт точильшик – El Molèta.


 

 

С незапамятных времён в Вероне был единственный постоянный точильщик на центральной площади Эрбе около берлины(каменной беседки), бородатый старик. А вот в местах, удалённых от центра и в провинции приходилось ждать, когда точильщик приедет. Он приходил или приезжал на велосипеде, и по округе разносился его крик с растянутыми гласными звуками, сзывающий женщин: «E-eel   molè-eeta  done-ee!» (Точильщик, женщины!). Точили также маленькие ножницы (маникюрные), но они были редкостью, ими владели вышивальщицы белья и о маникюре тогда не было речи.

 

 

Точильщик устанавливал своё оборудование на подставке, когда прибывал в деревню. Большое деревянное колесо крутил мальчик-помощник, раскручивая точильный камень.

Над камнем была укреплена небольшая консервная банка с краном, откуда капала вода, смачивая камень.

 

Искры сыпались от камня при заточке ножей во все стороны, и с каждым разом ножи и ножницы становились всё тоньше и тоньше.

www.veronavisita.it

­
Точильщик ножей


Эту фотографию я сделал в конце 1990-х. Последний, виденный мною в Москве точильщик. Станок работает от электропривода.

Молодым уже надо объяснять, что раньше точильщиками назывались не только жучки, но и люди. Они ходили по городу, забросив на плечо нехитрый точильный станок – и затачивали всем желающим ножи. Потому что в советской стране производили не только самые плохие в мире автомобили, пылесосы и телевизоры, но и точно такие же ножи. Как только страна перешла на китайские ножи – нужда в точильщиках пропала.

Точильщик ножей

Российская империя. Точильщик в походном положении — со станком на плече. Фото взято с http://apdance1.livejournal.com/10388.html

Традиционный советский нож приходилось точить после разрезания помидора или батона хлеба. Какое-то время хозяин самостоятельно чуть ли не ежедневно заправлял нож на бруске, потом брусок уже не выручал – вся кромка становилась округлой. Тогда на помощь приходил точильщик. Он обычно останавливался под окнами и кричал:

— Ножи! Кому надо точить ножи?!

И люди пучками выносили ему ножи с наполовину сточенными за много лет лезвиями. Так же выносили топоры, ножницы, стамески… Связками приносили ножи из любого гастронома – там постоянно приходится резать сыр, мясо, колбасу…

Когда-то все переносные заточные станки были механическими. В руках мастер держал затачиваемый нож, а одной ногой давил на педаль – всё это напоминало ножную швейную машинку. Уже на моей памяти вместо педального привода стали использовать электродвигатель. Вокруг станины наматывали длинный провод, конец которого забрасывали в форточку какой-нибудь квартиры на первом этаже – к бабушке, ножи для которой после этого точились бесплатно.

Точильщик ножей

Российская империя. Точильщик за работой. Фото взято с http://apdance1.livejournal.com/10388.html

Во времена советского крепостного права все поголовно были обязаны работать на государство… Я то родился в относительно либеральные хрущёвские времена. А при Сталине за опоздание на работу можно было запросто сесть в тюрьму. Такие были законы. Но и тогда в некоторые профессии внедрять жёсткую казарменную дисциплину оказалось слишком сложно и затратно. Например, если архитекторы обязаны были приходить в свои проектные организации по звонку и сидеть до конца рабочего дня, то живописцы были свободны – и начинали и заканчивали работу, когда сами считали нужным. Вот к таким же вольным художникам можно было отнести и точильщиков. Они, конечно, числились за какой-нибудь кооперативной артелью по бытовому обслуживанию населения, но работали, когда считали нужным и деньги за работу обычно брали без всяких квитанций. Что позволяло им вполне хорошо для тех времён зарабатывать.

Точильщик ножей

Видимо, жестянщик-лудильщик, собирает металлический утиль. Что-то, возможно, будет отремонтировано и возвращено хозяевам. Это уже недавние времена. Взято с http://gallery.imagemaster.ru/img16421.search.htm

Были ещё сапожники-ассирийцы. Которые сидели по всему городу в крохотных, чуть больше телефонных, будочках. В их дела государство тоже особо не вмешивалось. Это была такая мелкобуржуазная поросль, на которую советская власть, устав бороться с крупной буржуазией, просто махнула рукой. Хотя и они числились за городским управлением бытового обслуживания.

Такими же вольными художниками были ещё старьёвщики и золотари. Старьёвщики собирали старые тряпки. Дело в том, что тряпки тогда никто не выбрасывал. Расползающуюся рубаху чинили много раз, носки штопали, вконец заношенное пальто перелицовывали. То есть, распарывали и перешивали заново. Укоротив полы, из образовавшихся при этом излишков сукна кроили новые рукава – взамен протёртых насквозь старых. Когда ткань становилась совсем уж ветхой и прозрачной – вещь пускали на тряпки для мытья. Во времена нищеты и дефицита никто ничего не выбрасывал – всё шло в дело и на помойку попадало в совсем уж непригодном для дальнейшей переработки виде.

Точильщик ножей

Парижский старьёвщик. 1899-1900. Автор Эжен Атже.

А раз никто не хотел расставаться со старыми тряпками просто так –ещё несколько столетий назад пришлось создавать систему их выкупа. Зачем? Технология производства бумаги из древесной щепы появилась только в конце 19 века. А до этого бумагу делали исключительно из тряпок. Она и называлась – тряпичная. Высококачественную бумагу для документов, денег, акций, облигаций… до сих пор делают именно так. Но нынче в любом мусорном контейнере можно найти и носки без единой дырки и почти новые, но ставшие кому-то малыми, рубахи.

А тогда по городу ездили старьёвщики. На запряжённых в телегу лошадях. Во времена всеобщей автомобилизации одно это уже делало их заметными. Да и двигается лошадь не торопясь —  всегда можно окликнуть, догнать. Последних старьёвщиков я видел в Москве в самом начале 1970-х. За тряпьё и макулатуру (её они тоже брали) могли заплатить – но расценки были не очень интересными. Гораздо привлекательнее были игрушки. В магазинах таких игрушек не было. Мы, пацаны, выменивали у них отлитые кустарным способом из алюминия пистолеты-пугачи, которые громко стреляли такими же самопальными холостыми зарядами. Ещё были хлопушки, сахарные петушки… Всё это специально для старьёвщиков делали такие же вольные кустари из какой-то артели. В общем, мелкобуржуазный промысел, на который советская власть закрывала глаза. Причём, все прекрасно понимали, что у этой власти никакой самодеятельности в принципе не допускается. И если по всей стране старьёвщики торгуют пугачами и петушками – и ни один милиционер их при этом не трогает –  значит, на это есть санкция с самого-самого верха.

Но самыми интересными, колоритными и, в буквальном смысле, ароматными представителями когорты вольных стрелков были золотари. Вот спросите современного старшеклассника, как он представляет себе работу золотаря… Думаю, никто не угадает даже с сотой попытки.

А в годы моего детства меж деревянных домиков  наших городов и сёл грустные лошадки таскали бочки на колёсах. На облучке сидели мужики – так сказать, мастер и подмастерье – набирающийся профессиональных секретов ученик. Главным орудием труда у них был черпак, которым они черпали… в общем то, что набирается в выгребных ямах. Зачерпнули – и вылили в верхнее отверстие бочки. Потом, заполнив, бочку везли в какой-нибудь овраг и, вынув пробку снизу, сливали туда всё содержимое. Не знаю уж, почему их называли золотарями, но зарабатывали они, поверьте, неплохо. Опять же, в 1960-70-е годы их полностью вытеснили ассенизационные машины.

Точильщик ножей

Российская империя. Золотари. Фото взято с http://www.mosvodokanal.ru

Так что обладатели фамилий Золотарь и Золотарёв могут не тешить себя иллюзиями, что их предки были ювелирами. Они работали с субстанцией, значительно отличающейся от золота.

Вот, были на моей памяти такие профессии. Были и исчезли. На моих глазах.

А по рассказам старших я знал, что во времена моих родителей по дворам ходили ещё и лудильщики с паяльной лампой. В старые времена посуду делали, в том числе, из меди. А медь окисляется. Мало того, что это некрасиво выглядит – так в придачу это ещё и яд. Поэтом медную посуду лудили – покрывали тонким слоем инертного олова. Олово быстро стиралось – и операцию приходилось повторять достаточно часто. Приходил во двор лудильщик, кричал:

— Кому лудить, паять!?

Сбегались хозяйки, приносили горы кастрюль, ковшей, сковородок – и лудильщик на их глазах покрывал все эти облезлые ёмкости новым слоем серебристого олова. Но в советские времена взамен дорогой и дефицитной меди появился более дешёвый алюминий. Новую медную посуду уже не делали, а старые запасы протёрли до дыр и сдали на металлолом ещё до моего рождения. Так что лудильщиков я уже не застал.

moya-moskva.livejournal.com

Нож снится к разлуке, ссорам и убыткам в делах.

Ржавый нож означает неудовлетворенность в семейных делах или разрыв с любимым человеком.

Острый и полированный нож предвещает грядущие тревоги, сломанный – крушение всех надежд.

Увидели во сне, что ранены ножом, – готовьтесь к домашним неприятностям и козням врагов.

Приснилось, что сами кинулись на кого-то с ножом, – проявите не лучшие стороны своего характера.

Если вам приснился нож, лежащий на столе, то в реальной жизни вы слишком боитесь знакомиться с новыми людьми. Видимо, однажды вы очень сильно «обожглись». Постарайтесь не идти на поводу у собственного страха, и все наладится.

Если во сне вы увидели, что кто-то из ваших знакомых берет в руки нож, то вы в настоящее время ходите на грани дозволенного. Вы почему-то считаете, что никто из окружающих это не замечает, но в скором времени наступят последствия вашего легкомысленного поведения.

Приснился красивый нож – наяву неожиданно получите подарок, но не безобидный, а с подвохом.

Если во сне вы что-то резали тупым ножом, то вашим подростковым комплексам давным-давно пора изжить себя. Перестаньте подпитывать подсознательные страхи, а иначе вы от комплексов не избавитесь.

Если во сне вы потеряли нож и не можете его найти, то в настоящее время вы слишком утомлены.

Покупали декоративный нож в магазине – наяву стремитесь всегда контролировать ситуацию. Вам хочется, чтобы ваш супруг всегда делал только то, что вам хочется.

А болгарская прорицательница Ванга трактовала сны о ножах, которые в ее понимании являются символом недругов и предательства, следующим образом.

Во сне вы готовили обед для своих домашних и порезали ножом руку – в реальности близкие попытаются обуздать ваш характер, но все это перерастет в семейные дрязги и ссоры.

Сон, в котором из ваших рук выпал нож, означает, что в ваш дом спешит незнакомый мужчина.

Видеть во сне, как кто-то наносит вам удар в спину ножом, – предупреждение о том, что в реальной жизни недоброжелатели попытаются нанести вам предательский удар из-за угла. Будьте осторожны.

Во сне на вас пытается напасть какой-то таинственный незнакомец с ножом в руке – этот сон сулит вам скорые изменения в личной жизни.

Во сне вы ударили кого-то ножом и он окрасился кровью жертвы – наяву вас будут преследовать несчастья.

Если во сне вы получили в подарок набор ножей, то наяву вас жестоко обманут.

www.sunhome.ru

История профессии отчасти написана художниками прошлого. Когда точно появились точильщики со своими принадлежностями — неизвестно. Скорее всего, в незапамятные времена: точили топоры, мечи, копья, стрелы и, само собой, ножи и ножницы, ювелирные инструменты, столярные инструменты. Естественным материалом для заточки служили твердые породы камня, прежде всего — песчаник.

Когда люди сообразили, что можно ускорить процесс и вращать точильный камень, они использовали для вращения и водяные колеса, и ножные приводные механизмы. Почему-то точильные камни были очень больших размеров, близко к росту человека, что и нарисовал Герард Терборх, голландский художник XVII века.

На картине «Семья точильщика» — беднейший двор: отвалившаяся штукатурка, выпадающие кирпичи, неубранный дворик с валяющимися косами. Сам точильщик — за работой, его корпус наполовину скрыт точильным камнем. Он затачивает нож для человека, который стоит и наблюдает за работой. Скорее всего, этот человек — мясник.

Герард Терборх, «Семья точильщика», 1650 г.
Герард Терборх, «Семья точильщика», 1650 г.
Фото: Источник

Художник не изобразил, как мастер вращает такое громадное колесо, но можно предположить, что есть механический привод, вероятно — педальный (для привода от водяного колеса нужна речка, а на картине нет на это никакого намека).

Якоб Дук, нидерландский живописец XVII века, спустя пять лет написал картину «Уличная сценка с точильщиком ножей и элегантной парой» (надо полагать, название дали продавцы картины). Он тщательно выписал все детали точильного станка, установленного на тачке: педальный привод, камень, банка с водой для смачивания круга, фетровый круг для доводки лезвий (справа, под рукой дамы).

Якоб Дук, «Уличная сценка с точильщиком ножей и элегантной парой», 1655 г.
Якоб Дук, «Уличная сценка с точильщиком ножей и элегантной парой», 1655 г.
Фото: Wikipedia.org

Адриан ван Остаде в 1674 году изобразил гулянку на городской улице, и одна из деталей картины — точильный камень. Он не такой большой, как у Терборха, как бы подходящий к нуждам хозяина. То есть заточка становится элементом жизни любого домовладельца.

Адриан ван Остаде, «Гулянка на городской улице», фрагмент, 1674 г.
Адриан ван Остаде, «Гулянка на городской улице», фрагмент, 1674 г.
Фото: Источник

Вероятно, художников привлекал процесс работы: снопы искр из-под затачиваемых предметов. В 1708 году Иоганн Генрих Кёлер выполнил «Точильщика» из слоновой кости, золота, серебра, бриллиантов, драгоценных и полудрагоценных камней. Точильный станок (уже не один круг, а набор из шести кругов) смонтирован на тачке, круги приводятся во вращение педальным приводом.

В 1877 году немецкий художник Адольф Эберле зарисовал сценку «Визит к деду»: дети смотрят на то, как старик ремонтирует сеть, забавляются с собаками. Точило стоит слева около дверей — оно стало обычным инструментом.

Адольф Эберле, «Визит к деду», 1877 г.
Адольф Эберле, «Визит к деду», 1877 г.
Фото: wikipedia.org

С появлением электромотора промышленность начала выпускать электрические точила. Для домашнего пользования можно купить точило с ручным приводом, оно крепится к столешнице струбциной.

А что стало с ремесленниками, точильщиками, которые оказывали услуги на месте? И для них появилось решение (правда, кустарное, не промышленное): на мотороллер или на мотоцикл ставят раму, на нее — портативный бензиновый двигатель, от него — ременная передача на шпиндель с насаженными точильными кругами. Завел мотор — и от клиента к клиенту.

Профессия продолжает жить!


shkolazhizni.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector